(пусто)
 


04.07.2011 20:53:20

Потребность в обработке огнестрельного оружия под индивидуальные запросы владельца появилась, видимо, одновременно с изготовлением первых партий серийных образцов. В принципе, по аналогии с автомобильным, под оружейным тюнингом можно подразумевать любые изменения, внесённые в базовый образец, начиная от элементарного украшения, о чем написано уже немало, до его глубокой модернизации. Во многие конструкции спортивного и охотничьего оружия возможность доработки закладывается уже на этапе разработки.

Гораздо сложнее обстоит дело с доработкой боевого оружия. Уставы всех армий мира, мягко говоря, не поощряют манипуляции с табельным оружием. Правда, известны случаи, когда военное начальство пыталось делать шаг навстречу своим солдатам. Например, в английской армии до середины XX века использовались магазинные винтовки с пятью различными длинами приклада. Но и эти робкие попытки были принесены в жертву унификации, иногда доводимой до абсурда. Так, после модификации в 1959 году автомат Калашникова модернизированный (АКМ) улучшил свои характеристики по рассеиванию, по сравнению с АК47. Но, о чем очень не любят упоминать, эти характеристики улучшились только при стрельбе с правого плеча. При стрельбе с левого рассеивание увеличилось, по сравнению с АК, почти в полтора раза. То есть левшей, составляющих по статистике почти четверть населения, в армию как бы не призывают. Справедливости ради, следует отметить, что первые модификации американской М16 гораздо опаснее нашего автомата для левшей, так как стрельба с левого плеча может привести к потере правого глаза от отражающихся назад стреляных гильз. Сегодня, пожалуй, единственный состоящий на вооружении образец, допускающий изменение направления экстракции для левшей, - французская винтовка FAMAS. Так что, боевое огнестрельное оружие - кладезь для современных «кулибиных». Тем более, что в последнее время и у нас появилась возможность приобретения такого длинноствольного оружия, правда, пока устаревшего и снятого с вооружения. Конечно, дорабатывать винтовку образца 1891 г. или карабин СКС не столь увлекательно, как пистолет или автомат, тем не менее, есть простор для жаждущей перемен души.

Изменениям чаще всего подвергаются элементы, за которые оружие удерживается (рукоятка или ложа), прицельные приспособления и, реже, ударно-спусковой механизм. Доработать ствол, ствольную коробку или затвор частным образом без вступления в конфликт с законом у нас почти невозможно. Хотя некоторые оружейные фирмы позволяют себе прибегать к столь глубокому тюнингу, как к способу относительно дешёвого обновления ассортимента своей продукции. Особо на этом поприще преуспели в Туле. Из АКС 74У сначала сделали «Тис», а потом и вовсе, вывернув наизнанку по схеме «буллпап», комплекс «Гроза». Подобным образом поступили и с СВД, обрезав ее до СВУ, а затем, доработав до СВУ-АС. К сожалению, эти «модернизации», полученные путём переделки из уже изготовленных образцов, отличаются не в лучшую сторону по большинству служебных и эксплуатационных качеств от своих прототипов и пока не превзошли их по популярности. Это лишний раз подтвердило, что тюнинг - дело глубоко индивидуальное. Речь, конечно, не идет об изменениях, заложенных в конструкции самими изготовителями. Если не касаться «охотничьей» эффективности карабинов «Тигр», «Вепрь» и «Сайга», то, с точки зрения оружейника, изменения, внесённые в СВД, РПК и АКМ, обоснованны. Десятилетие «хождения в народе» упомянутых «трехлинеек» и СКС наглядно показало, что желание доработать своё отставное детище оборонной промышленности не только не угасло, а, наоборот, ширится и набирает силу. Это позволяет подвести итоги и, так сказать, определить дальнейшие направления совершенствования.

Прежде чем перейти к конкретным техническим решениям, необходимо, все-таки пару слов сказать о побудительных мотивах. Первый заключается в желании выделиться из общей массы. На оружие крепятся всевозможные «прибамбасы», иногда очень дорогие и почти всегда неоправданные. Главное, чтобы было чем удивить товарищей по «вечернему стакану». К таким типовым «проектам» относятся десяти (и более)- кратные прицелы на изношенных карабинах, с трудом попадающих с 50 метров в ведро, или могучая стальная сошка, прикрученная к стволу болтами прямо у дульного среза. Как правило, такие «шедевры» используются, в основном, для антуража или, в крайнем случае, стрельбы не более чем в сторону цели.

Второй, более естественный, базируется на желании улучшить в чем-либо своё оружие. Для осознанного совершенствования, кроме времени и желания, необходимы довольно глубокие знания материальной части оружия, внутренней и внешней баллистики, оптики и многого другого. При недостатке упомянутых знаний лучше обратиться к специалисту - дешевле обойдётся. При наличии зуда в руках простейшим критерием целесообразности совершенствования может служить, как ни странно, цена. Сколько дорогостоящих изменений в дешёвое оружие ни вноси, существенно лучше оно не станет. И, наоборот, желание сэкономить при доработке дорогого оружия, скорее всего, даст плачевный результат. Наиболее ярко это проявляется при распространенной доработке - установке оптического или иного прицела, который ранее не предусматривался конструкцией. Не касаясь самого, весьма сложного, процесса подбора и установки, можно выделить довольно типичные заблуждения: «дешёвое оружие - дорогой прицел», «дорогое оружие - дешевый прицел», «дорогое оружие - дорогой прицел - дешёвый кронштейн». Последний случай - самый клинический, так как стремление сэкономить копейки не только не позволяет пристрелять оружие, но может привести и к поломке дорогого прицела. О курьезах, связанных с установкой оптического прицела с помощью шурупов на деревянную ложу, даже вспоминать не стоит.

Вторым по частоте обращения объектом приложения рук и интеллекта является ложа. Как правило, ограничиваются подгонкой длины приклада, установкой на него демпфирующих затыльников, обрезанием лишних частей, связанных с боевым прошлым карабинов. Особо продвинутые ставят новую ложу. Основные критерии для нормальной ложи - это прочность, отсутствие люфта в креплении и наличие зазора между ложей и стволом - довольно просты, понятны и не требуют специальных знаний. Хотя хорошую ложу может сделать только мастер. И, наконец, некоторые народные умельцы докапываются до ударно-спускового механизма. Бытует порочное мнение, что оружие должно иметь очень легкий спуск. Хорошо, если ограничиваются только его переборкой, тонкой шлифовкой и смазкой. Хуже, когда в процесс включается напильник. oookit.ru - рабица из проволоки купить. В лучшем случае, СКС начинает стрелять автоматными очередями. Гораздо печальнее выглядят головы и конечности, прострелянные от случайного касания к спусковому крючку. С сожалением приходится констатировать, что оружейный тюнинг у нас пребывает в эмбриональной стадии. В отличие от США, где такое полезнейшее, интереснейшее и увлекательнейшее занятие поставлено на широкую ногу, у нас это удел одиночек. Ведь совершенствовать своё оружие можно только с любовью, относясь к нему, не как к устройству для лишения жизни, а как к одному из самых совершенных творений человеческой мысли. Это и есть оружейная культура, которой нам пока так не хватает

07.08.2011 10:09:56

День открытие нашего интернет-магазина.

  << пред   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14